Принесите лучше виски. / / "Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьет, тот не знает о его пользе" Японская пословица.
Поздравляю всех с Днем Святого Валентина и дарю вам...

Название: До рассвета добежать
Автор: Слизеринский Ловелас
Бета: Julliana Winter
Рейтинг: пока что PG. Планируется поднять как минимум до R
Пейринг: ГП/ДМ
Жанр: Роман, AU
Дисклаймер: Все принадлежит Ро
Саммари: 7-й год обучения Гарри Поттера. Дамблдор в честь дня Святого Валентина решает устроить Бал Любви, по истечению которого каждый обязан уйти в паре. Какая пара будет в Гарри Поттера и что из этого выйдет? Пишется для Катори Киса.
Предупреждения: AU, возможен ООС. Многие события из канона не учитываются.
Размер: миди
Статус: в работе.

Глава Первая.


Альбус Дамблдор медленно поднялся со своего директорского места за столом в Большом Зале, и Минерва МакГонаггал звонко постучала по пустому бокалу вилкой, чтобы привлечь внимание студентов, увлеченных обсуждением незначительных и не очень событий, произошедших в школе за минувшее утро. Директор удовлетворенно хмыкнул в бороду, когда сотни заинтересованных пар глаз устремились в его сторону и стали выжидающе наблюдать за ним.

– Добрый день, мои дорогие. Завтра, как вы все прекрасно знаете, день Святого Валентина. Святой праздник любви, который не должен пройти бесследно.

По залу пробежал восхищенный вздох, и Дамблдор лукаво ухмыльнулся, блеснув своими очками-полумесяцами, и погладил свою длинную седую бороду, заправленную за роскошный синий пояс, украшенный красными камнями, которые походили на кровавые алмазы.

– И по этому поводу мы решили провести Бал Любви, обязательное условие которого: уйти только в паре. И совсем необязательно уходить с тем же партнером, с которым вы пришли. Для тех, кто еще не нашел свою половинку или не может прийти вместе с ней на бал по личным причинам, мы устроим небольшую проверку совместимости, которая определит для вас Партнера. И стоит заметить, что именно этот Партнер будет наиболее лучшим вариантом для вас. Конечно, потом вы можете никак друг с другом не контактировать. Эта проверка не требует от вас никаких обязательств. Все это произойдет завтра вместо ужина. А сейчас прошу всех обедать.

Как только директор сел на свое место и принялся что-то активно обсуждать с профессором Трансфигурации, тишину в зале разразили азартные выкрики студентов, пытавшихся перекричать друг друга. Разумеется, происходило обсуждение очередной идеи директора, которая, очевидно, всех очень заинтересовала, и каждый хотел высказаться по этому поводу, не слушая других.

И только одного студента это известие нисколько не радовало. Он молча сидел за столом Гриффиндора и безразличным взглядом буравил свой обед, в то время, как его сокурсники уже закончили обсуждать заявление о предстоящем бале и принялись рассказывать всем, кто хоть немного слушает, что они оденут на завтрашний вечер. Гарри Поттер вчера сильно поругался со своей возлюбленной Джинервой Уизли и был уверен, что на завтрашний бал он пойдет совсем один, так как очень маловероятно, что девушка его простит. Как оказалось, в ссоре был виноват он, хотя сам Гарри так не считал: вся эта неблагоприятная ситуация произошла из-за того, что он не пускал Джинни в Хогсмид одну. Но она должна была понять его – Гарри надо было готовиться к ТРИТОНам, а одну её отпустить он не мог – Волдеморт все еще не уничтожен и по прежнему крайне опасен.

– Будет классно! Мы обязательно должны пойти, да, Гермиона? – Рон вопрошающе смотрел на девушку, которая немного глупо улыбалась, глядя куда-то в пространство под потолком. – Гермиона!

– Ну что тебе надо, Рон? – непонимающе пробормотала гриффиндорка, посмотрев на своего друга.

– Я говорю, что мы обязательно должны быть на этом бале.

– Но я планировала посвятить завтрашний вечер подготовке к ТРИТОНам, которые, между прочим, нам надо будет сдавать в конце семестра! А времени на повторение материала осталось очень мало.

– Но ведь это только один вечер! Ты и так знаешь все учебники наизусть! – Рон взял Гермиону за руку и умоляюще посмотрел ей в глаза. Взгляд девушки смягчился, и она нерешительно согласилась на уговоры своего друга. – Гарри, а ты пойдешь?

Юноша перестал теребить в руках салфетку и нахмурился, отчего у него на лбу появилась морщинка.

– Нет. Наверное… Не знаю. Я лучше завтра вечером позанимаюсь зельеварением, а то я плохо понял материал прошлого урока. Да, так будет лучше, – Гарри отложил мятую салфетку на край стола и с воодушевлением стал разглядывать зал.

Почти все девушки с воодушевлением шептались между собой, в то время как мужская половина зала мрачно переглядывалась и явно проклинала директора за очередную бредовую идею. Колин Криви нерешительно смотрел на Лаванду, Падма Патил переглядывалась со своей сестрой-близняшкой. У них явно была какая-то ментальная связь, которая позволяла обсуждать парней. А Невилл что-то смущенно отвечал Симусу.

Дин Томас, сидевший рядом с Джинни, что-то шептал ей на ухо, на что девушка заливалась румянцем, смущенно ковыряясь вилкой в тарелке.

Чтобы не дать своему гневу взять верх, Гарри перевел взгляд на слизеринский стол, где стоял тихий и спокойный гул. Кребб и Гойл безмятежно сидели за столом, скрытые кучей пирожных с кремом и, вероятно, поедали уже второй десяток экземпляров данного лакомства. Панси Паркинсон с переигранным чувством влюбленности что-то говорила Малфою-младшему, однако тот никак не реагировал на ее старания, что явно обижало девушку.

Внезапно взгляды парней встретились и каждый поспешил вложить в свой взгляд столько презрения, сколько было возможно.

– Гарри, Гарри! – Рон толкнул друга в плечо и кивнул на преподавательский стол. – Ты только посмотри, что Дамблдор вытворяет!

Гарри отвернулся от слизеринского стола и посмотрел директора школы. Тот с завидным усердием флиртовал с профессором МакГонагалл, на что обратила внимание как минимум половина учеников. Дамблдора это нисколько не смущало.

– Слушай, Гарри… Тебе надо помириться с Джинни и пойти завтра на бал, - пошептала Гермиона на ухо юноше. – Я же вижу, что тебе это надо.

– Нет. Я первый к ней не подойду. Ни в коем случае! Ты только посмотри на нее: уже хихикает над шуточками Дина! – прошипел в ответ Гарри. – Никогда!

– Но Гарри! Ты понимаешь, что если ты сейчас не наладишь с ней контакт, то потеряешь ее уже навсегда? Ты действительно этого хочешь?

– Если будет так, то сильно я волноваться не буду. Она готова стелиться под каждого парня.

– Гарри! Как ты можешь так говорить о Джинни?! Ты же любишь ее!

– Гермиона права, Гарри, - вставил Рон, жуя печеный картофель с соусом.

– Нет, я не понял! Вы что, работаете в службе знакомств? – возмутился гриффиндорец. – Это моя жизнь, и не надо в нее встревать! Мне и Дамблдора с Волдемортом вполне хватает…

Гермиона тяжело вздохнула и продолжила читать учебник трансфигурации, временами бросая гневные взгляды в сторону парня, а Рон, как ни в чем не бывало, продолжил жевать картошку.

– А все же тебе надо пойти на бал, – сказал парень другу, пытаясь проглотить большой кусок пищи. – Если не с Джинни, так с кем-нибудь другим, или просто иди один. А то все будут веселиться, а ты будешь сидеть в библиотеке.

– Спасибо за совет, Рон! Я обязательно рассмотрю эти варианты!

Гарри рывком поднялся с места, схватил сумку, которая стояла под скамьей, и, со словами «Встретимся на истории магии», стремительно направился к выходу из зала. Джинни Уизли проводила его насмешливым взглядом, а Драко Малфой – заинтересованным.

*** *** ***


Первым уроком в этот день стояли сдвоенные зелья, и по дороге в подземелья можно было поразмыслить. Проходя по тускло освещенным коридорам и скользя несколько безразличным взглядом по картинам великих и не очень волшебников, Гарри думал о сложившейся ситуации.

«А что, если Джинни никогда не любила меня? Может, только в начале нашего знакомства, но, скорее всего, это было просто влечение ко мне, как к знаменитому Гарри Поттеру. Что если наши отношения были не чем иным, как отношениями напоказ? Скромная девушка Джинни Уизли встречается со знаменитым Гарри Поттером! Тьфу!»

От отвращения Гарри пнул скомканный клочок пергамента, который отлетел прямо в портрет Бриджет Венлок*. Она, как гласила подпись, была знаменитым нумерологом.

– Молодой человек! Это просто немыслимо! Невежественно! – гневно воскликнула пожилая дама с холста. – Я бы посоветовала вам больше не бросаться всякой дрянью. Она может повредить краску на холсте.

Гарри резко остановился и стремительно повернулся к портрету. Лицо его выражало такой ужас, что даже давно запечатленная дама на холсте испугалась и слегка попятилась назад.

– Простите, миссис… – Гарри взглянул на надпись под холстом. – Венлок. Вы что-то сказали?

-О, что вы… Я никак не хотела задеть вас чем-нибудь. Однако вы так расстроены, что я не могу не спросить: что случилось в вашей столь юной жизни?

– Простите, а с чего это я должен вам изливать свою душу?

– Просто я хотела помочь вам. Порой бывает нужно выговориться, – пожилая дама подмигнула юноше.

– Могу сказать только одно: у меня проблемы с девушкой, и я не знаю, что делать. Остальное вам знать не следует, – зло сказал Гарри и пошел дальше к аудитории.

– Доверьтесь числу семь! Семь! Оно вам поможет! – прокричала Бриджет вслед гриффиндорцу. – Число семь!

– Да пошла ты… – пробормотал себе под нос Гарри и продолжил свою дорогу.

*** *** ***


Гарри первым подошел к кабинету зельеварения, чему был очень рад. Северус Снейп взял на Продвинутые Зелья лишь несколько человек, и Гарри входил в их число только благодаря стараниям директора школы. В этом году на Зелья ходило всего семь человек: Гарри, Гермиона, Симус, Малфой с Блейзом, Эрни Макмиллан из Хаффлпаффа и Падма Патил из Равенкло. Если бы не Альбус Дамблдор, то мечта юноши стать аврором погибла бы и восстановлению не подлежала. Но отношение профессора зельеварения к юноше никак не улучшилось, а, возможно, даже наоборот: замечания стали еще более колкими, оценки более низкими, а отработки более унизительными. Но Поттер не собирался жаловаться на это кому-либо из взрослых, ведь это значило бы, что он проиграл в этой войне с деканом Слизерина, которая велась с их самой первой встречи.

В ожидании начала урока Гарри присел на корточки и прислонился спиной к шершавой, прохладной и слегка склизкой стене.

Однако сполна насладиться одиночеством юноше не удалось. Издали он услышал гул приближающихся учеников. Гарри поспешно поднялся на ноги и выпрямил спину. Незачем другим видеть, что ему плохо.

Первым из-за угла, как и ожидалось, показался Драко Малфой с таким высокомерием на лице, что, окажись поблизости молоко, оно бы непременно скисло.

– Поттер! Ты что-то сегодня рано, – Малфой гадко улыбнулся. – Как там у тебя отношения с мелкой Уизерби? Как все слышали на завтраке – вы, кажется, поругались? Что ж, наверное, это к лучшему.

– Заткнись, Малфой! – кулаки Гарри сами по себе сжались, и костяшки пальцев побелели от напряжения. – Тебя это никоим образом не касается, так что не суй свой нос в мои дела. В противном случае мне придется его тебе оторвать!

– Ой-ой-ой… Кажется, наш шрамоголовый мальчик разозлился? А девчонка Уизли на завтраке вроде заигрывала с Томасом. Вы планируете секс втроем? – Малфой получал явное удовольствие, изводя грифиндорца.

– Гарри, не слушай его! – Гермиона подбежала к юноше и встала рядом. – Малфой, отвали от нас!

– Я с тобой вообще не разговариваю, грязнокровка! – выплюнул слизеринец.

Гарри незаметно вытащил палочку из кармана и направил на ненавистного ему человека. Гнев переполнял его, и он ничего не мог поделать.

– Ты поплатишься за свои слова, Малфой! Confundus!

Луч красного цвета вылетел из волшебной палочки и с бешеной скоростью полетел в слизеринца. Гермиона ахнула и прикрыла рот рукой, с ужасом глядя на происходяшее. Малфой моментально отреагировал и отразил заклинание.

– Десять баллов с Гриффиндора, мистер Поттер, за учинение дуэли в коридоре школы! – Снейп появился как всегда неожиданно, а что самое главное – невовремя. – Еще минус десять баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер, за то, что не остановили своего однокурсника от столь неразумного поступка! Все в класс!

Снейп резко развернулся на каблуках и зашел в аудиторию. Гарри проводил его полным презрения взглядом и, ничего не сказав, прошел мимо Гермионы, которая открыла рот и хотела что-то сказать. Наверняка очередную глупость, типа «Не обращай на него внимания, Гарри» или «Он это специально, Гарри! Не надо на это реагировать».

Гарри специально сел подальше от Гермионы, чтобы она не могла доставать его своими нравоучениями насчет отношений с Джинни. Девушка посмотрела на него с неодобрением, однако тоже села одна.

– Что, Поттер, опять получил оплеуху от Снейпа? – тихо злорадствовал Малфой, проходя мимо парня. – Не везет тебе. Сочувствую.

Драко засмеялся и занял свое место перед столом профессора. Снейп дождался, когда все студенты займут свои места, и начал лекцию. Сегодняшнее занятие было посвящено оборотному зелью, которое Гарри с Гермионой и Роном готовили в женском туалете на третьем этаже на втором курсе. Студентам требовалось приготовить основу для зелья.

Прочитав инструкции к приготовлению, Гарри тут же пожалел о своем решении отсесть от Гермионы. Он знал, что зелье сложное по приготовлению, но даже не думал, что настолько. Он медленно начал нарезать ингредиенты, пристально вчитываясь в учебник и проверяя каждую строчку. И все же он допустил ошибку в приготовлении – зелье сразу же свернулось.

– Очередной ноль, мистер Поттер?

Гарри подскочил от испуга и случайно уронил в котел с уже испорченным зельем колбу с толченым рогом двурога. Снейп стоял за Гарри и с иронией смотрел на него, отчего гриффиндорцу хотелось самому залезть в котел с зельем и исчезнуть в пространстве.

– Мистер Поттер, как я могу судить, господин директор явно не рассчитал вашей способности сносно варить зелья, раз лично ходатайствовал, чтобы вы занимались в моем классе, – Снейп низко наклонился над Гарри и тихим шепотом продолжил: – Жду вас сегодня в шесть вечера в кабинете на отработку, мистер Поттер. Эванеско! Вы свободны. Проваливайте!

Гарри со злостью скинул учебник в свою сумку и пинком открыл дверь кабинета.

– Еще минус десять баллов с Гриффиндора, Поттер, за попытки повредить школьное имущество!

– Ублюдок! – прошипел сквозь зубы Гарри, быстро удаляясь от кабинета Снейпа. – Как же меня достал этот ублюдок! Вечно ко мне цепляется по всяким мелочам. Так и хочется его окунуть в котел с зельем Живой Смерти!

Подземелья остались уже далеко, и Поттер пошел медленнее, тяжело дыша от пройденного расстояния за столь короткое время. До Истории Магии оставалось еще приличное количество времени, и Гарри решил отдохнуть. Опершись о подоконник, он снял с плеча свою сумку и достал карту Мародеров.

– Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! – пробормотал Гарри, совсем не чувствуя тех чувств, с которыми он всегда открывал эту карту. Он всегда чувствовал какую-то интригу, желание раскрыть все тайны замка, или сильную злость. Сейчас же у него было только некоторое уныние, усталость и подавленность.

На пергаменте стали проявляться и тянуться в разные стороны линии, которые впоследствии сложились в подробный план школы, на котором указывались все, кто в данный момент находился на территории замка. Гарри поднес карту ближе к лицу и стал пристально изучать её. Снейп сейчас находился в своем кабинете, около Малфоя. Гарри был просто уверен, что сейчас он хвалит на весь класс зелье слизеринца. Скотина! Поттер перевел взгляд на другую сторону пергамента. Рон сейчас тренируется на квиддичном поле. Ну а где ему еще быть? Ведь он собирается профессионально заниматься квиддичем, а сейчас у него свободный урок. Самое время для отработки приемов полета. Гарри посмотрел в коридор, где сейчас находился он, и заметил, что к нему приближается точка с именем Джинни Уизли в паре с Дином Томасом. Только этого ему сейчас не хватало! Гарри быстро свернул пергамент и засунул его в сумку, однако уйти он не успел. Джинни его уже заметила.

– Привет, Гарри.

– Привет, – сдерживая злость, ответил Гарри. – Я смотрю, у тебя сейчас свободное время?

– Да, меня МакГонагалл раньше отпустила с занятия. Я выполнила задание раньше остальных. А ты что тут делаешь?

– Дышу свежим воздухом, – съязвил Гарри и отвернулся к окну.

– Кажется, я тут лишний, – пробормотал Дин. – Увидимся на перемене, Джинни.

Он чмокнул девушку в щеку и быстрым шагом ушел. Ревность захлестнула Гарри, и он резко повернулся в Джинни, испугав ее столь стремительным движением.

– Как ты смеешь общаться с ним? Как он смеет целовать тебя при мне? Мы только поссорились, а ты уже лезешь на шею другим парням? – взорвался Гарри, медленно надвигаясь на девушку. В глазах его горел огонь злости и ненависти. – Следует ли мне понимать твои чувства как обман? Знаменитый Гарри Поттер недостоин Джинни Уизли! О, да, я уверен, что это отличная реклама для тебя!

– Как ты можешь так говорить? – девушка отшатнулась от Гарри, словно он дал ей пощечину. – Зачем ты все это говоришь? Разве ты не понимаешь, что я люблю тебя и только тебя?!

– По твоему заигрыванию с Дином это очень заметно! – процедил сквозь зубы парень и отвернулся от своей бывшей возлюбленной. – Любишь меня, а лезешь целоваться к другому. Так я тебе и поверил! Я думаю, что нам больше не стоит встречаться.

На глазах Джинни появились слезы.

– Но… Но Гарри…

– Это окончательное мое решение. Прощай.

Не глядя на девушку, Гарри забросил свою сумку на плечо и пошел к кабинету Истории Магии. А Джинни стояла посреди коридора и смотрела на удаляющуюся фигуру Гарри, не замечая, что по щекам текут слезы.

*** *** ***


Профессор Биннс как всегда пролетел сквозь стену и начал читать очередную лекцию о великих событиях в жизни магического общества. Большая часть аудитории сразу задремала и никак не реагировала на нудную речь профессора. Гарри сидел рядом с друзьями и хмуро смотрел прямо перед собой.

– Как прошло зельеварение? – шепотом спросил Рон, широко зевая.

– Как всегда. Ничего нового. Сегодня придется идти на отработку к Снейпу.

Рон невесело улыбнулся и сказал:

– Сочувствую. Все же как хорошо, что я не стал продолжать обучение по зельеварению. Сегодня просто отличная погода, и я очень хорошо потренировался. Знаешь, Гарри, я хочу выучить финт Вронского! Ты мне поможешь? – с надеждой в голосе спросил его друг.

Гарри согласился, отрешенно сидя за партой и вырисовывая странные узоры в своей тетради. Перед его глазами до сих пор стояла картина, как Дин целовал в щеку Джинни, и это вызывало бурю в его душе. Гнев, печаль, боль и опустошение. Да, именно опустошение. Теперь Джинни стала чужой. Она оставила его, предала, и теперь Гарри вновь остался один. А ведь завтра Валентинов день. Хороший же подарок она ему сделала.

Гермиона с волнением смотрела на друга, внимательно изучая его хмурое лицо.

– Гарри, все в порядке? Что случилось?

– Что? – Гарри с трудом переключился со своих не очень веселых мыслей на лучшую подругу. – Да, все в порядке.

– Не надо мне врать, Гарри. Я прекрасно вижу, что что-то случилось. Взыскание от Снейпа не может вызвать у тебя такое огорчение. В конце концов, мы все время получаем от него взыскания. Рассказывай.

– После того, как я ушел с урока, я встретил в коридоре Джинни. Она была не одна, а с Дином Томасом. И я понял, что их отношения выходят за рамки дружеских!

Гарри понял, что последние слова он сказал слишком громко и поспешно оглянулся, проверяя, не слышал ли кто его, и продолжил тише:

– Это как удар в спину. Понимаешь, Гермиона? Я никогда не ожидал от нее такого…

Гермиона взяла его руку в свою и утешительно погладила.

– Все в порядке, Гарри. Просто Джинни несколько ветреная натура, что не позволяет ей привязаться к кому-то одному. Помнишь, как на втором курсе она, как только тебя видела, все роняла и пыталась спрятаться? Это был интерес вместе со стеснением. Позже она перестала тебя стесняться, и началось влечение к тебе. Но сейчас, похоже, оно закончилось. И знаешь, я никогда не думала, что она тебе хорошая пара.

Девушка ободрительно улыбнулась Гарри и крепче сжала его руку. Рон в это время пристально слушал разговор между друзьями.

– Ээ… Гарри… Друг… Я сейчас скажу глупость, но я тоже считаю, что Джинни тебе не подходит. Да, конечно, было бы круто иметь в родне Избранного, но все же Джинни, она… Даже не знаю, как сказать. Не подходит она тебе. Другая тебе нужна. Вот.

Гарри благодарно улыбнулся друзьям и с воодушевлением посмотрел на бесплотного профессора, беспечно парящего у доски и продолжающего, как ни в чем не бывало, нудно читать лекцию.

– А знаете? Я точно пойду на завтрашний Бал. Не вечно же мне в четырех стенах сидеть и готовиться победить Волдеморта!

____________________
*Бриджет Венлок (1202 - 1285) - известный нумеролог. Первой открыла магические свойства числа семь.