18:00 

Принесите лучше виски. / / "Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьет, тот не знает о его пользе" Японская пословица.
Название: День святого Валентина в розовом цвете
Автор: Слизеринский Ловелас
Бета: Julliana Winter
Пейринг: СС/ГП
Размер: мини
Жанр: Стеб/флафф
Заявка от меня самого: Флаффный стеб. Снарри… Сева в розовых подштанниках, Гаррик, ежеминутно пускающий влюбленные взгляды и воздушные поцелуйчики Севе…
Получилось немного не то, но тоже сойдет)


– Возможно, в этом мире нет красивей мужчины, чем этот сальноволосый ублюдок, который походит на дряхлую летучую мышь! О, его крючковатый нос, словно айсберг в океане!

Именно с такими словами в день святого Валентина носился бешеный домовик в розовом комбинезончике за Северусом Тобиасовичем Снейпом. Разумеется, тому это абсолютно не нравилось, и он ходил грознее тучи. От этого паршивого домовика невозможно было избавиться. Не помогал даже громкий рык профессора Зельеварения на это маленькое, но ужасно настырное создание. Северус прекрасно знал, кто отправитель этой мелкой и ужасной пищащей открытки. Его стиль ни с кем не спутаешь, и именно поэтому мастер зелий сейчас направлялся в гриффиндорскую гостиную, чтобы высказать Золотому Мальчику все, что он о нем думает.

Но, едва зайдя в гостиную пресловутого факультета, он встал столбом и еле увернулся летящей в него коробки конфет с розовым бантиком на боку, которая грозила оставить немаленький фонарь под его глазом. А довольный отправитель подарка сидел на диване перед камином и хитро смотрел на Северуса, перебирая в руках странного вида коробочку, которая вызывала у профессора огромные опасения.

– О, Северус! Ты решил навестить меня в столь чудесный день? Как неожиданно… Я очень рад!

Внешний вид этого мальца говорил совсем о другом. На гриффиндорце была одета ярко красная мантия с морем разнообразных фенечек и рюшечек и ярко синяя шляпа, на которой была вышита оранжевая сова в фартуке. На придиванной тумбе лежало несколько нераскрытых упаковок шоколадных гантель, которые явно предназначались бедному профессору.

– Мистер Поттер, вы бы еще очки в зеленый цвет покрасили, - прокомментировал Снейп яркое одеяние парня, проходя мимо него. – Однако стоит заметить, что столь яркая расцветка довольно хорошо гармонирует с гостиной вашего факультета. Весьма по-раздолбайски.

Северус по-хозяйски уселся в кресло, взял попавшуюся под руку газету и стал читать статью об использовании маггловского крема для рук для лечения проклятья Круциатус.

– Северус… ты как всегда в своем репертуаре! – обиженно проворчал Золотой Мальчик. – Я ведь для тебя стараюсь! Пытаюсь сделать, чтобы все было отлично…

– А получается как всегда. Да-да, знаем мы вас, гриффиндорцев! – Северус неодобрительно ухмыльнулся.

– А я тебе тут цветочков собрал… – в надежде одобрить любимого, Гарри достал из-за шиворота своей мантии букет ромашек и протянул Снейпу.

– Это что за веник ты мне протягиваешь? – недовольно проворчал Северус, не желая отрываться от занимательной статьи.

– Веник?! К вашему сведенью, мистер Снейп, это Пальмовые Шарикообразные Лампурики, которые растут только в южной части запретного леса и цветут только после новолуния!

– Поттер, кто тебе наплел этот бред?

– Луна Лавгуд. Оказывается, она такая умная. А ты знаешь, что в вакууме можно вырастить зебру? Да не простую, а телефонную! Правда она получается такая страшная… тощая, мелкая и как ни странно, дохлая.

Северус раздраженно отбросил газету в сторону и с явным неодобрением посмотрел на мальчишку, который в это время поставил цветы в вазу, поправил скатерть и уселся с ногами на диван, не забыв прихватить со стола перо, которое он сейчас очень соблазнительно жевал. По-крайней мере Поттер считал, что это выглядит соблазнительно. Северус считал это действие крайне отвратительным.

– Поттер, а ты знаешь, что жвачные животные очень толстые и постепенно цвет их кожи приобретает цвет того, что они жуют? – спросил Северус, пристально наблюдая за реакцией гриффиндорца. Тот от неожиданности подавился пером.

– Баклан ты, Северус! Вот сейчас как огрею тебя подсвечником!

Для показа силы своих слов, Поттер схватил со стола упомянутый им подсвечник и затряс им. Однако это действие не произвело на Снейпа никого эффекта. Он лишь лениво потянулся в кресле и с интересом продолжал наблюдать за парнем.

– Поттер, а ты знаешь, что такой звериный оскал, как сейчас на твоем лице, очень хорошо показывает, что человеку не хватает экстремальных моментов в жизни? Я даже не могу представить, что же такого случилось, что ты получаешь мало адреналина в кровь. – Северус сделал вид, что задумался. – К сожалению, на ум приходит только уничтожение Темного Лорда. Неужели все так плохо? И кстати, тебе явно пора причесаться. Расческу дать?

– Ах, расческу, говоришь? – Поттер взмахнул волшебной палочкой, и в его руке появилась плетка. – Он говорит, что мне адреналина не хватает. Сейчас я тебе покажу, как мне не хватает адреналина!

– Поттер, стоять! Круцио тебе по Империо через Аваду! – Северус резко встал с кресла и таким же резким и внезапным взмахом волшебной палочки заставил исчезнуть из рук Поттера плетку. – Ты что себе позволяешь, наглый мальчишка?! Управы на тебя нет!

– А ты что себе позволяешь по ночам, когда ты сверху? – подначил его Гарри, довольно улыбаясь, видя, как стушевался Снейп.

– Я… э… А мы вообще-то про тебя говорим, непоседа… – нежно проворковал Снейп, притягивая Гарри ближе к себе. – А у тебя красивые глаза…

– Ты меня уже достал этой фразой! Хватит ее штамповать изо дня в день. Это уже не оригинально. Сказал бы лучше что-нибудь типа «Дорогой, твои светло-розовые соски там мило таращатся из-под твоей мантии, что их так и хочется облизать». – Гарри ласково провел по груди Северуса. – А еще можно сказать такое: «Шоколадный мой, твои пухлые губки так изящно издают всякие ненужные звуки, что их так и хочется накрыть поцелуем».

До слуха Северуса донесся шорох одежды, и перед его взором показались мягкие розовые наручники.

– А сегодня моя очередь! – радостно прокричал Гарри, крепче прижимая Снейпа.

– Нет-нет-нет!! Поттер, не сегодня! – проговорил Северус, косясь на наручники. – У меня вообще… голова у меня сегодня болит, да. И хватит уже трясти передо мной этими наручниками. Они мне надоели уже.

– А вчера ты с таким увлечение играл с ними, – надулся Гарри, выкинул наручники в дальний угол и упал на диван. – Ты меня не любишь! Я тебе не нужен! А-а-а!

Гарри начал истерить, бить кулаками по подушкам и заливаться крокодильими слезами, что Северуса всегда очень сильно раздражало. Он мгновенно подлетел к ноющему ребенку, схватил его на руки и посадил себе на колени.

– Ну-ка, Поттер! Хватит тут нюни распускать! Не маленький уже для таких детских выходок.

Однако Гарри не послушал злобного профессора, и его рыдания только усилились.

– Гарри, милый мой… Ну хватит плакать… Люблю я тебя, люблю! Ты же знаешь, что я не могу без тебя и дня провести. Вот, скушай шоколадку.

Истерическое рыдание Поттера прекратилось и он начал грызть шоколад.

– А сейчас, Поттер, дай мне встать. У меня для тебя есть сюрприз. – Северус, кряхтя, пересадил Гарри на свободное место и встал перед ним. – Гарри, ты готов?

Парень кивнул, и Снейп моментально избавился от своей мантии, под которой оказались только ярко-розовые панталоны.

– О, Северус… Это потрясающе… Может, поднимемся наверх? Мне уже не терпится снять эти панталоны.

– О, я не против.

– У тебя же вроде как голова болела.

– А это уже к делу не относится, – Северус поднял на руки Поттера и медленной походкой поднялся в его спальню. – Все же как хорошо, что я добился тебе отдельной спальни.

Наверху громко хлопнула затворяющаяся дверь, из-за которой послышался голос Гарри.

– Северус, а у меня живот от твоего шоколада не заболит?

– Не успеет.

А за окном тихо падал снег.

   

Архив Хрустального Острова

главная