17:41 

Принесите лучше виски. / / "Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьет, тот не знает о его пользе" Японская пословица.

Название: Леди в маске

Автор: chivalric

Переводчик: Люциус_Малфой

Бета: Julliana Winter

Гамма: Sonnet

Рейтинг: NC-17

Пейринг: СС/ГГ

Жанр: Юмор, Роман, AU

Дисклаймер: Все принадлежит Ро

Саммари: Комбинация пары заклятий и одного зелья несут необычные последствия для Северуса Снейпа.

Ссылка на оригинал: ashwinder.sycophanthex.com/viewstory.php?sid=19...

Разрешение на перевод: получено

Размер: миди

статус: закончен.

читать дальше


Комментарии
2010-06-03 в 17:42 

Принесите лучше виски. / / "Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьет, тот не знает о его пользе" Японская пословица.
*-*-*-*-*

Когда Снейп проснулся, первым его вопросом было, почему простыни мокрые. И почему они его щекочут. И за каким дьяволом они пахнут травой?..

Затем он открыл один глаз и следующим его вопросом было, почему на ветвях деревьев лежит снег? Ему тепло – как ему может быть тепло, если он лежит на улице, на промерзшей земле?

И еще он почему-то был голым. Он никогда не спал обнажённым, всегда надевал ночную рубашку. После отбоя могло что-нибудь произойти, ему бы понадобилось быстро выйти в коридор, и не мог же он сделать это, будучи без одежды.

Голова болела так, словно по ней колотили кувалдой. Во рту словно кошки нагадили. Левая рука онемела — неприятное ощущение, особенно учитывая то, что оно мешало ему подняться.

Второй глаз категорически отказывался открываться. Что-то загораживало ему обзор, и Снейп раздражённо провёл рукой по лицу.

Его пальцы наткнулись на маску. Красно-серебряную маску, судя по всему, ещё и женскую.

– Что за…? – хрипло пробормотал он. Голос был непривычно грубым и слегка сиплым, словно он вчера слишком много выпил… это объяснило бы боль, раскалывающую на части его череп.

Откинув маску в сторону, Снейп повернул голову и в нескольких шагах на траве увидел нечто красное. Слегка потянувшись, он сумел подобрать вещицу для более тщательного осмотра.

Женская блузка. По правде говоря, она напоминала крохотную тряпицу. Ему никогда не понять, как хотя бы относительно разумный человек может носить подобное. Тут и носить-то нечего. Возможно, это нечто можно подсунуть портному в качестве образца ткани, но… Оно же больше открывает, чем прикрывает.

Тихий стон заставил его вздрогнуть не столько потому, что стоны тут были неуместны – если честно, они бы в данной ситуации подошли более чем что-либо другое – а потому, что этот стон принадлежал не ему. Возможно, стоит повернуть голову в другую сторону?

О, чёрт!

Девушка. Эта девушка с гривой спутанных кудрей и мягкой кожей безмятежно спала. Спала в его руках. Закинув ногу ему на бёдра и обнимая за грудь. И ее губы… так близко от его шеи, что он чувствовал, её дыхание. Чувствовал, как они двигались, когда она что-то неразборчиво бормотала во сне. Её лицо было скрыто за каштановыми локонами, но фигура его была очень ничего. И, судя по всему, он был весьма молод…

Почему он думал об этой девушке, как о «нем»?

Раздались первые звуки трели какой-то птички. Северус помнил только несколько событий прошедшей ночи:

Он выпил. Альбус приказал явиться на бал по случаю Хэллоуина. Он выпил ещё. Рисунок и безумное решение, а потом ещё более безумное заклинание, объединённое с зельем.

Молодой человек, одетый, как Робин Гуд. Темный балкон. Несколько признаний…

Поцелуй. Секс.

Ох. Твою мать. И ещё раз твою мать.

На сей раз застонал Снейп. Отчасти от стыда, отчасти из-за того, что вспомнил произошедшее вчера.

«После безумного сношения определённо не остаётся сил вернуться к себе в комнаты и лечь в кровать», - опасливо подумал Снейп. Следовало бы подумать об этом раньше – он ведь и сам всё знал… но, в конце-то концов, не так уж часто ему приходилось заниматься сексом.

Девушка зашевелилась, затем потянулась… и замерла, когда поняла, что не ночевала в собственной спальне и была не одна, помимо всего прочего.

Ее рука поползла по его груди, ощупывая его. Сначала её пальчики стали опускаться ниже, наткнулись на сосок, на секунду замерли и двинулись выше. Кадык. Подбородок. Потом она дотронулась до его губ, провела кончиками пальцев по носу, оценила его форму.

Девушка рывком вздёрнула голову, словно пробка, вылетевшая из бутылки. Широко распахнув глаза, недоверчиво глядя на него, но не с тем изумлением, которого он ожидал, она выдохнула:

– Профессор Снейп!

Ему хорошо был знаком этот голос.

Разумеется, из всех возможных кандидатур это оказалась именно она, его персональная богиня возмездия, с которой он оказался в одной кровати, если можно так выразиться. На ее месте не могло быть никого другого – ни коллеги, ни матери студента, ни любой другой незнакомки. Это должна была быть именно она. Гермиона Грейнджер. Его студентка. Ну просто здорово.

– Десять баллов с Гриффиндора за совращение преподавателя! – выплюнул он, срывая маску с ее лица. Серые глаза моментально превратились в карие. Он узнал бы эти глаза где угодно. Какой умной идеей оказалась маска.

– Я вас не совращала! – презрительно бросила она в ответ и села на землю. – Вы сами хотели научиться! Вы… о, Мерлин! Я переспала с моим преподавателем зельеварения!

– А я переспал со своей ученицей, – раздражённо произнёс он в никуда.

Одно слово – и его уволят, а её исключат из школы. Довольно-таки мрачные перспективы.

Гермиона скрестила руки на груди. Жаль, она у неё очень красивая. Его член придерживался такого же мнения.

И ещё раз твою мать.

Снейп заставил себя тоже принять сидячее положение. Теперь, когда их тела не соприкасались, стало гораздо прохладнее, хотя над ними все еще был согревающий купол.

Она задумчиво смотрела на него. Ее взгляд бродил по бледной коже мужчины, по взъерошенным после сна волосам и, наконец, остановился на паху.

Северус неуклюже подтянул к себе ноги. Он сам созерцал её небольшую прекрасную грудь, тонкую талию, широкие бёдра… Почти такая же бледная, как и он, особенно при свете раннего утреннего солнца. И когда она успела превратиться из ребенка в юную женщину? И он что, действительно так сильно расцарапал её во время оргазма?

Снейп бездумно прикоснулся к следам от ногтей, которые он вчера оставил на спине Робина.

– Прошу прощения, – искренне сказал он. – Я не знал, что сделал вам больно.

– Ночью больно не было, – улыбнулась в ответ девушка. – По правде говоря, эта ночь была волшебной. Не стоит ни о чём сожалеть. Если честно, я даже благодарна вам за всё.

Он уставился на нее, не зная, что сказать. Ночь действительно была прекрасной. Только вот на утро всё оказалось гораздо сложнее, чем он ожидал.

– Я предполагал, что мы проснемся в своих кроватях, так и не узнав, с кем провели ночь, – была ли хоть капля сожаления в его словах? Разумеется нет – он наложит на неё заклинание забвения, и никакой проблемы не будет.

Гермиона словно прочитала его мысли.

– Даже не вздумайте! Если ваша рука хотя бы дёрнется в направлении палочки, я вас прокляну, клянусь вам – я хочу сохранить эти воспоминания! Большое вам спасибо за эту ночь...

Снейп нахмурился и поднялся на ноги, глядя на свою вчерашнюю одежду, явно непригодную в данной ситуации, опустил взгляд на слегка поднявшийся член и сел обратно.

– Должен признать, – начал он. – Что я бы тоже не хотел стирать воспоминания минувшей ночи. Она выдалась очень… интересной.

– И занимательной, – добавила девушка.

– Великолепной, – согласился он.

– Самой-самой! – воскликнула Гермиона и наклонилась ближе к Снейпу. – Но вы же не думали, что можете меня отпустить без теста, нет?

У Снейпа отвисла челюсть.

– Тест…? – выдавил он после нескольких попыток произнести хоть слово. Он наверняка не так её понял!..

Она кивнула и пододвинулась еще ближе, одной рукой обнимая его, а другой скользя вниз по животу.

– Тесты нужны для того, чтобы окончательно убедиться, что студент на самом деле усвоил урок, – объяснила она, надавив пальчиками на колено, чтобы раздвинуть его ноги. Ноги предали своего хозяина и повиновались. Его член, мерзкий предатель, тоже был крайне рад видеть Гермиону.

– В моем случае, – продолжила Гермиона. – Урок заключался в том, как правильно делать минет, как обращаться с мужским половым членом так, чтобы доставить его владельцу как можно больше удовольствия, трахнуть его, ничего при этом не сломав, и заставить кончить.

Снейп хотел как-то ответить, но не сумел выдавить ни звука. Ее пальчики обхватили самую важную часть его тела, достаточно сильно сжали и отпустили.

Он притянул её к себе, сжав рукой нежную грудь, и несколькими движениями заставил сосок напрячься прежде, чем девушка поняла, что он делает.

– Уделять должное внимание женской груди, ласкать её тело до тех пор, пока она не начнёт непрерывно стонать, целовать её так, чтобы она забывала собственное имя, заставить её истекать влагой и умолять мужчину что-нибудь с ней уже сделать, отыскать точку Грефенберга и привести её к оргазму, – прошептал он ей на ухо.

– Проверим же себя, прежде чем вы снова вернётесь к образу мерзавца, а я – к Хогвартской всезнайке, – властно произнесла Гермиона и опустила голову, приоткрыв губки.

Снейп упал обратно в траву. Только-только начинало зарождаться утро, все в школе еще спят. Что может быть лучше, чем начать день с любовных ласк?

2010-06-03 в 17:42 

Принесите лучше виски. / / "Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьет, тот не знает о его пользе" Японская пословица.
Когда Снейп проснулся, первым его вопросом было, почему простыни мокрые. И почему они его щекочут. И за каким дьяволом они пахнут травой?..

Затем он открыл один глаз и следующим его вопросом было, почему на ветвях деревьев лежит снег? Ему тепло – как ему может быть тепло, если он лежит на улице, на промерзшей земле?

И еще он почему-то был голым. Он никогда не спал обнажённым, всегда одевал ночную рубашку. После отбоя могло что-нибудь произойти, ему бы понадобилось быстро выйти в коридор, и не мог же он сделать это, будучи без одежды.

Голова болела так, словно по ней колотили кувалдой. Во рту словно кошки нагадили. Левая рука онемела — неприятное ощущение, особенно учитывая то, что оно мешало ему подняться.

Второй глаз категорически отказывался открываться. Что-то загораживало ему обзор, и Снейп раздражённо провёл рукой по лицу.

Его пальцы наткнулись на маску. Красно-серебряную маску, судя по всему, ещё и женскую.

– Что за…? – хрипло пробормотал он. Голос был непривычно грубым и слегка сиплым, словно он вчера слишком много выпил… это объяснило бы боль, раскалывающую на части его череп.

Откинув маску в сторону, Снейп повернул голову и в нескольких шагах в траве увидел нечто красное. Слегка потянувшись, он сумел подобрать вещицу для более тщательного осмотра.

Женская блузка. По правде говоря, она напоминала крохотную тряпицу. Ему никогда не понять, как хотя бы относительно разумный человек может носить подобное. Тут и носить-то нечего. Возможно, это нечто можно подсунуть портному в качестве образца ткани, но… Оно же больше открывает, чем прикрывает.

Тихий стон заставил его вздрогнуть не столько потому, что стоны тут были неуместны – если честно, они бы в данной ситуации подошли более чем что-либо другое – а потому, что этот стон принадлежал не ему. Возможно, стоит повернуть голову в другую сторону?

О, чёрт!

Девушка. Эта девушка с гривой спутанных кудрей и мягкой кожей безмятежно спала. Спала в его руках. Закинув ногу ему на бёдра и обнимая за грудь. И ее губы… так близко от его шеи, что он чувствовал, как её дыхание. Чувствовал, как они двигались, когда она что-то неразборчиво бормотала во сне. Её лицо было скрыто за каштановыми локонами, но фигура его была очень ничего. И судя по всему он был весьма молод…

Почему он думал об этой девушке, как о «нем»?

Раздались первые звуки трели какой-то птички. Северус помнил только несколько событий прошедшей ночи.

Он выпил. Альбус приказал явиться на бал по случаю Хэллоуина. Он выпил ещё. Рисунок и безумное решение, а потом ещё более безумное заклинание, объединённое с зельем.

Молодой человек, одетый, как Робин Гуд. Темный балкон. Несколько признаний…

Поцелуй. Секс.

Ох. Твою мать. И ещё раз твою мать.

На сей раз застонал Снейп. Отчасти из-за стыда, отчасти из-за того, что вспомнил произошедшее вчера.

После безумного сношения определённо не остаётся сил вернуться к себе в комнаты и лечь в кровать, опасливо подумал Снейп. Следовало бы подумать об этом раньше – он ведь и сам всё знал… но, в конце-то концов, не так уж часто ему приходилось заниматься сексом.

Девушка зашевелилась, затем потянулась… и замерла, когда поняла, что не ночевала в собственной спальне и была не одна, помимо всего прочего.

Ее рука поползла по его груди, ощупывая его. Сначала её пальчики стали опускаться ниже, наткнулись на сосок, на секунду замерли и двинулись выше. Кадык. Подбородок. Потом она дотронулась до его губ, провела кончиками пальцев по носу, оценила его форму.

Девушка рывком вздёрнула голову, словно пробка вылетевшая из бутылки. Широко распахнув глаза, недоверчиво глядя на него, но не с тем изумлением, которого он ожидал, она выдохнула:

– Профессор Снейп!

Ему хорошо был знаком этот голос.

Разумеется, из всех возможных кандидатур это оказалась именно она, его персональная богиня возмездия, с которой он оказался в одной кровати, если можно так выразиться. На ее месте не могло быть никого другого – ни коллеги, ни матери студента, ни любой другой незнакомки. Это должна была быть именно она. Гермиона Грейнджер. Его студентка. Ну просто здорово.

– Десять баллов с Гриффиндора за совращение преподавателя! – выплюнул он, срывая маску с ее лица. Серые глаза моментально превратились в карие. Он узнал бы эти глаза где угодно. Какой умной идеей оказалась маска.

– Я не вас совращала! – презрительно бросила она в ответ и села на землю. – Вы сами хотели научиться! Вы… о, Мерлин! Я переспала с моим преподавателем зельеварения!

– А я переспал со своей ученицей, – раздражённо произнёс он в никуда.

Одно слово – и его уволят, а её исключат из школы. Довольно-таки мрачные перспективы.

Гермиона скрестила руки на груди. Жаль, она у неё очень красивая. Его член придерживался такого же мнения.

И ещё раз твою мать.

Снейп заставил себя тоже принять сидячее положение. Теперь, когда их тела не соприкасались, стало гораздо прохладнее, хотя над ними все еще был согревающий купол.

Она задумчиво смотрела на него. Ее взгляд бродил по бледной коже мужчины, по взъерошенным после сна волосам и наконец остановился на паху.

Северус неуклюже подтянул к себе ноги. Он сам созерцал её небольшую прекрасную грудь, тонкую талию, широкие бёдра… Почти такая же бледная, как и он, особенно при свете раннего утреннего солнца. И когда она успела превратиться из ребенка в юную женщину? И он что, действительно так сильно расцарапал её во время оргазма?

Снейп бездумно прикоснулся к следам от ногтей, которые он вчера оставил на спине Робина.

– Прошу прощения, – искренне сказал он. – Я не знал, что сделал вам больно.

– Ночью больно не было, – улыбнулась в ответ девушка. – По правде говоря, эта ночь была волшебной. Не стоит ни о чём сожалеть. Если честно, я даже благодарна вам за всё.

Он уставился на нее, не зная, что сказать. Ночь действительно была прекрасной. Только вот на утро всё оказалось гораздо сложнее, чем он ожидал.

– Я предполагал, что мы проснемся в своих кроватях, так и не узнав, с кем провели ночь, – была ли хоть капля сожаления в его словах? Разумеется нет – он наложит на неё заклинание забвения, и никакой проблемы не будет.

Гермиона словно прочитала его мысли.

– Даже не вздумайте! Если ваша рука хотя бы дёрнется в направлении палочки, я вас прокляну, клянусь вам – я хочу сохранить эти воспоминания! Большое вам спасибо за эту ночь...

Снейп нахмурился и поднялся на ноги, глядя на свою вчерашнюю одежду, явно непригодную в данной ситуации, опустил взгляд на слегка поднявшийся член и сел обратно.

– Должен признать, – начал он, – что я бы тоже не хотел стирать воспоминания минувшей ночи. Она выдалась очень… интересной.

– И занимательной, – добавила девушка.

– Великолепной, – согласился он.

– Самой-самой! – воскликнула Гермиона и наклонилась ближе к Снейпу. – Но вы же не думали, что можете меня отпустить без теста, нет?

У Снейпа отвисла челюсть.

– Тест…? – выдавил он после нескольких попыток произнести хоть слово. Он наверняка не так её понял!..

Она кивнула и пододвинулась еще ближе, одной рукой обнимая его, а другой скользя вниз по животу.

– Тесты нужны для того, чтобы окончательно убедиться, что студент на самом деле усвоил урок, – объяснила она, надавив пальчиками на колено, чтобы раздвинуть его ноги. Ноги предали своего хозяина и повиновались. Его член, мерзкий предатель, тоже был крайне рад видеть Гермиону.

– В моем случае, – продолжила Гермиона. – Урок заключался в том, как правильно делать минет, как обращаться с мужским половым членом так, чтобы доставить его владельцу как можно больше удовольствия, трахнуть его, ничего при этом не сломав, и заставить кончить.

Снейп хотел как-то ответить, но не сумел выдавить ни звука. Ее пальчики обхватили самую важную часть его тела, достаточно сильно сжали и отпустили.

Он притянул её к себе, сжав рукой нежную грудь, и несколькими движениями заставил сосок напрячься прежде, чем девушка поняла, что он делает.

– Уделять должное внимание женской груди, ласкать её тело до тех пор, пока она не начнёт непрерывно стонать, целовать её так, чтобы она забывала собственное имя, заставить её истекать влагой и умолять мужчину что-нибудь с ней уже сделать, отыскать точку Грефенберга и привести её к оргазму, – прошептал он ей на ухо.

– Проверим же себя, прежде чем вы снова вернётесь к образу мерзавца, а я – к Хогвартской всезнайке, – властно произнесла Гермиона и опустила голову, приоткрыв губки.

Снейп упал обратно в траву. Только-только начинало зарождаться утро, все в школе еще спят. Что может быть лучше, чем начать день с любовных ласк?

2010-06-03 в 17:43 

Принесите лучше виски. / / "Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьет, тот не знает о его пользе" Японская пословица.
*-*-*-*-*-*

– Домашняя работа должна быть сдана во вторник в три часа. Минутой позже – и с факультетов полетят баллы, – прорычал Снейп, удовлетворённо глядя на то, как взволнованно стали переглядываться студенты. У него было дурное настроение, он всю неделю мучил студентов так, словно они были преступниками, и даже Альбус не посмел сделать ему замечание за что, что не видел его на балу по случаю Хэллоуина.

– Мисс Грейнджер, – окликнул он девушку, когда заметил, что она направляется к дверям. – Еще шаг, и вы будете до конца года ходить ко мне на взыскания. Вы должны были написать эссе об Оборотном Зелье, добавленном в еду. Где оно?

Опустив голову, девушка вернулась к его столу.

– Забыла… – прошептала она. – Можно мне… я могу… может быть?..

– Хватит мямлить. Так как вы, очевидно, неспособны выполнять свои обязательства, то в качестве наказания будете помогать мне с одним частным проектом. Он займёт все ваше свободное время, так что советую попрощаться с друзьями прямо сейчас.

Один кивок друзьям, и счастливые Гарри с Роном пошли на квиддичное поле.

Оставшись с профессором наедине, Гермиона сузила глаза.

– Частный проект?

Снейп оживленно закивал. Сегодня он для разнообразия вымыл голову, и его волосы были совсем не сальными.

– Я пытаюсь объединить Оборотное Зелье с одним заклинанием. Однажды у меня получилось, но сейчас не могу вспомнить, что именно я тогда сделал. Мне нужен ассистент… и подопытная крыса.

Она хитро улыбнулась.

– У меня неплохо получается ассистировать. И я охотно приму на себя роль подопытной крысы, – прошептала она. – Я же не могу постоянно использовать волосы своего кузена, верно?

– В конце будут экзамены! – предупредил он ее, вышел из-за стола и открыл перед ней дверь. Защита с его жилых комнат и личной лаборатории была снята одним движением чёрной брови. – Сложные экзамены.

– Обожаю экзамены! – весело сказала девушка и ущипнула его за задницу.

     

Архив Хрустального Острова

главная